Главная » Статьи » Не очень-то и хотелось

Не очень-то и хотелось

CERN

Россия отозвала свою заявку на вступление в число ассоциированных членов ЦЕРНа — Европейской организации ядерных исследований, с которой наша страна успешно сотрудничает еще с 1960-х годов. На первый взгляд это выглядит как еще один шаг по самоизоляции России, тем более что об этом решении стало известно почти случайно — благодаря швейцарской газете La Liberté, в руки которой попало письмо министра образования и науки РФ Ольги Васильевой, отправленное еще в ноябре 2017 года.

Пресс-служба Минобрнауки РФ в субботу выпустила заявление, в котором объясняет, что сотрудничество с ЦЕРНом продолжится, а Россия получит еще более высокий статус в организации — после подписания нового двустороннего соглашения. Редакция N+1 поговорила с членом комитета «Россия-ЦЕРН», академиком Валерием Рубаковым, главным научным сотрудником Института ядерных исследований РАН, и заместителем директора НИИ ядерной физики МГУ Виктором Савриным, который участвует в подготовке нового соглашения, и выяснила почему в отказе России от нового статуса действительно нет ничего страшного.

Страны, участвующие в проектах ЦЕРНа, на данный момент могут иметь три возможных статуса:

полноправные члены — эти страны имеют своего представителя и право голоса в Совете ЦЕРНа, ее граждане могут становиться штатными сотрудниками организации, компании этой страны могут получать заказы, оплаченные из бюджета ЦЕРНа. Полноправные члены должны платить ежегодные взносы, которые рассчитываются, исходя из их национального дохода (Net National Income). Сейчас в состав организации входят 22 полноправных члена.

ассоциированные члены или ассоциированные члены в стадии перехода к постоянному членству — имеют представителей в Совете ЦЕРНа (без права решающего голоса и права присутствовать на закрытых заседаниях, должны платить взносы (меньшие по сравнению с полноправными членами). Сейчас в ЦЕРНе три «переходных» ассоциированных члена — Кипр, Сербия и Словения, и пять «постоянных» — Индия, Литва, Пакистан, Турция и Украина.

наблюдатели — ими могут быть международные организации или страны, которые вносят существенный вклад в проекты ЦЕРНа. Их представители могут участвовать в открытых заседаниях Совета, но не имеют права голоса. Взносов они не платят, но в соответствии со специальными соглашениями, могут участвовать в финансировании конкретных проектов. В число наблюдателей сегодня входят Япония, Россия и США, а также Евросоюз, Объединенный институт ядерных исследований и ЮНЕСКО. Сейчас ЦЕРН постепенно отказывается от статуса наблюдателей, и именно поэтому в 2012 году России было предложено стать ассоциированным членом.

Сотрудничество России и ЦЕРНа сейчас регулируется двусторонним соглашением, подписанным 30 октября 1993 года, а также протоколами к нему.

Валерий Рубаков объясняет, что заявка России на ассоциированное членство была подана в 2012 году, в связи с тем, что с 2019 года статус наблюдателя упраздняется. Однако, отметил он, особого смысла в смене статуса для России нет. «Он дает возможность присутствия на заседаниях Совета без права решающего голоса, дает право участвовать в тендерах на поставку оборудования, но с минимальными преференциями. Большой выгоды нет, но это сопряжено с необходимостью платить взносы, это где-то в пределах 10 миллионов евро в год», — сказал академик.

Россия подала заявку, но никаких дальнейших шагов не делала. «Мяч был на нашей стороне, мы подали заявку, они это одобрили, а дальше нам нужно было провести процедуру и получить новый статус. Бесконечно такая ситуация продолжаться не может, когда вроде подали заявку, а вступать не вступаем. Это даже хорошо, что мы определяемся со своим статусом (отзываем заявку и заключаем новое соглашение), будет понятно, что у нас такой же статус как у американцев и китайцев, и будет нормальное взаимодействие», — говорит ученый.

Рубаков подчеркнул, что решение об отзыве заявки не мешает пересмотреть ситуацию через какое-то время — если это покажется необходимым, можно будет ее опять подавать.

Виктор Саврин отметил, что с момента, когда была подана заявка, размер взносов России существенно вырос, поскольку вырос национальный доход. Кроме того, страны, которые вносят очень существенный вклад в проекты ЦЕРНа — США, Япония, Китай — не вступают в число ассоциированных членов.

«Американцы в 2015 году заключили двустороннее соглашение с ЦЕРНом, обновили его фактически, и действуют в рамках этого соглашения. Нашим руководством было принято решение идти по этому пути — заключения нового двустороннего соглашения», — сказал Саврин.

По его словам, в рамках нового соглашения Россия сможет полноценно участвовать в модернизации Большого адронного коллайдера и его детекторов. Протокол об участии России в строительстве Большого адронного коллайдера от 1996 года предусматривал, что российская сторона вкладывает в создание ускорителя и его детекторов несколько сотен миллионов швейцарских франков.

Кроме того, как пояснил Сарвин, хотя российские компании не могли получать заказы от ЦЕРНа в целом, коллаборации отдельных экспериментов имеют собственные средства, и заказывали в России отдельные элементы для создания детекторов коллайдера. Поэтому, например, кристаллы вольфрамата свинца для детекторов поступали именно из России.

Новое двустороннее соглашение, проект которого сейчас уже подготовлен, одобрен Советом ЦЕРНа и отправлен на согласование в правительство РФ, будет рамочным, параметры сотрудничества, размеры финансового участия будут в приложениях и дополнительных протоколах. В одном из приложений перечислены проекты ЦЕРНа, в которых заинтересована участвовать Россия, и российские проекты, в которых хочет участвовать ЦЕРН.

В частности, Россия намерена участвовать в модернизации Большого адронного коллайдера и четырех его главных детекторов — ATLAS, CMS, ALICE и LHCb. По словам Саврина, в результате модернизации планируется существенно увеличить светимость коллайдера — количество протонов в пучке. Для этого нужен в основном новый предварительный ускоритель — Linac, и он уже построен, в его создании участвовали ученые из Новосибирска.

Кроме того, речь идет о сотрудничестве в проектировании будущих высокоэнергетических коллайдеров: Компактного линейного коллайдера (CLIC) и Будущего циклического коллайдера (FCC). Российская сторона также рассчитывает на сотрудничество в нейтринных экспериментах, программе изучения антиматерии с использованием антипротонных замедлителей, в опытах на установке для разделения изотопов ISOLDE и cпектрометре нейтронов NToF.

ЦЕРН, в свою очередь, намерен и участвовать в создании электрон-позитронного коллайдера «Супер-чарм-тау фабрика» в Новосибирске, в разработке компактного линейного ускорителя протонов для медицинских целей, в исследованиях новых методов детектирования частиц и новых материалов для сверхпроводящих магнитов, а также в изучении радиоактивных изотопов при помощи нейтронной установки
(IRINA) на реакторе ПИК. Кроме того, ЦЕРН заинтересован в проекте коллайдера тяжелых ионов NICA в Объединенном институте ядерных исследований.

По словам Саврина, новое двустороннее соглашение с ЦЕРНом может быть подписано уже в июне. Однако его подписание не исключает, что Россия может вновь подать заявку на членство.