Главная » Статьи » «На нервной почве: познавательная медицинская мифология»

«На нервной почве: познавательная медицинская мифология»

Верно ли, что «все болезни от нервов»? Откуда берется и какими последствиями грозит головокружение? В чем заключается особенность головных болей и почему их появление совершенно точно не связано с погодой? На эти и другие вопросы в книге «На нервной почве: познавательная медицинская мифология» (издательство АСТ) пробует ответить Павел Бранд. Оргкомитет премии «Просветитель» включил его книгу в «длинный список» из 25 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, в котором объясняется, почему головная боль — это не всегда мигрень, а заодно рассказывается о известных видах мигрени и методах их лечения.

МИФ № 1. У меня болит голова — значит, у меня мигрень!

Это не совсем так. Мигрень действительно одна из самых часто встречающихся головных болей и уверенно занимает второе место после головной боли напряжения. По разным данным от мигрени страдают от 11 до 25% женщин и 4–10% мужчин. Но это не значит, что каждая головная боль — мигрень.

У нее достаточно четкие диагностические критерии, которые и самому человеку позволяют с высокой долей вероятности определить верный диагноз. Пока не будем трогать такую интересную форму, как мигрень с аурой, красочно описанную Льюисом Кэрроллом на примере невероятных метаморфоз юной Алисы в Стране чудес, вернемся к ней позже и разберем более распространенную «простую» мигрень без ауры. В целом сейчас различают пять видов мигрени: эпизодическая с аурой, эпизодическая без ауры, хроническая (которая длится в сумме не меньше 15 дней в месяц), семейная гемиплегическая (к счастью, редкая форма, когда приступ мигрени может сопровождаться временным односторонним параличом), синдромы-эквиваленты мигрени у детей.

Итак, пять четких признаков, которые позволяют определить, что головная боль действительно мигрень.

Пока рассмотрим мигрень без ауры. Этими пятью параметрами пользуется врач, и ничто не мешает пациенту, по меньшей мере, попытаться разобраться в собственном диагнозе:

  1. Прежде всего количество и повторяемость. Если это мигрень, должны произойти пять стереотипных, то есть одинаковых, приступов головной боли, описание которых совпадает с приведенным в следующих пунктах.
  2. Продолжительность приступа от 4 до 72 (!) часов без лечения или при неэффективном лечении. Да, боль действительно может не отпускать настолько долго, однако не всегда столь продолжительный приступ говорит именно о мигрени.
  3. Сама боль имеет определенные характеристики. И для постановки диагноза «мигрень» должны присутствовать как минимум два из них: — боль односторонняя, поэтому мигрень называли раньше и порой называют сейчас «болезнью половины головы»;
  • пульсирующая;
  • по шкале боли ее можно определить от средней до значительной. Шкала боли выглядит примерно так:
  • усиливается от обычной физической активности или требует ее прекращения. Причем речь идет отнюдь не о силовой тренировке с большими весами, а о таких простых повседневных вещах, как, например, ходьба по лестнице, она может существенно усиливать мигрень.
  • На фоне боли развивается либо тошнота и/или рвота, либо фото- и/или фонофобия, то есть голова «разламывается», боль становится сильнее при ярком свете или относительно сильном звуке.
  • Головная боль однозначно не связана с другими причинами. На самом деле у человека достаточно много «возможностей» получить одностороннюю головную боль: травма, ушиб, кластерная головная боль (о ней мы еще поговорим). Но мигрень не связана с подобными причинами.
  • Как бы то ни было, ВОЗ включает мигрень в перечень 19 заболеваний, в наибольшей степени нарушающих социальную адаптацию человека, иными словами: больше всего «отравляющих» жизнь.

    Хотя глубинные причины мигрени пока остаются в рамках догадок и гипотез, механизм ее развития известен. Волокна тройничного нерва, который соединяет в единый узел глазной, верхнечелюстной и нижнечелюстной нервы и обеспечивает нам чувствительность в этих зонах, имеют свойство производить особые соединения (пептиды), которые заставляют кровеносные сосуды мозговой оболочки расширяться, именно это и запускает волны боли. У людей, страдающих мигренью, по тысяче разнообразных причин, разобраться в которых в рамках популярной книжки невозможно, повышена чувствительность этих волокон.

    Некоторые виды мигрени связывают с диетой. Исследования показали, что исключение определенных продуктов из рациона позволяет уменьшить головную боль (именно мигрень): красное вино, сыр, шоколад, кофе. Все дело — в тирамине, который в них содержится. К изысканному набору можно добавить еще фасоль, колбасу, конфеты — к сожалению, они тоже способны вызывать приступы головной боли. Другие перемены в рационе, ведение здорового образа жизни или, например, ежедневные прогулки на природе, бесспорно, принесут пользу, но специфического влияния на развитие мигрени не окажут.

    Если мы говорим о мигрени с аурой, а она встречается примерно в 20% случаев мигрени, то тут головная боль дополняется своеобразными «визуальными эффектами». И для постановки однозначного диагноза достаточно двух приступов. То есть к перечисленным выше симптомам простой мигрени добавляется аура. Несмотря на название, ни к золоту (aurum на латыни), ни к биоэнергетике это отношения не имеет. Аура — имя древнегреческой богини легкого ветра, легкое дуновение, веяние — что-то появилось, померещилось и исчезло. Мигренозная аура подразумевает полностью обратимые зрительные симптомы — мерцающие пятна, полосы. Это могут быть и другие нарушения — например, выпадение полей зрения или его помутнение. Бывают так же полностью обратимые чувствительные симптомы, например, ощущения покалывания или онемения, а также проблемы с речью, когда человек не может выговорить что-то. Подобные вещи возможны и при других неврологических состояниях, но в случае с мигренью все эти «чудеса» не сопровождается общей двигательной слабостью, а изменения могут происходить как одновременно, так и следовать одно за другим. Причем такой приступ длится от 5 до 60 минут. Собственно головная боль, как правило, развивается сразу после ауры.

    Все эти иллюзии, конечно, будоражат воображение. Особенно тех, кто не сталкивался никогда с мигренью и подобной дезориентацией — «нарушением схемы тела», как называют это в литературе. Однако синдром Алисы в Стране чудес (именно так иногда называют некоторые проявления ауры) — достаточно противоречивая история. Одни считают, что это именно мигрень, другие — что это совершенно отдельное заболевание. Я придерживаюсь точки зрения, что это более сложное расстройство, связанное не только с мигренью, но и с эпилепсией или органическими поражениями головного мозга — опухолями. Сама по себе клиническая картина, когда человек описывает, что он видит конечности разного размера, предметы вокруг кажутся слишком маленькими или, наоборот, слишком большими, по сути, вполне самостоятельное неврологическое состояние, и возможно при различных диагнозах, в том числе и при мигрени. Льюис Кэрролл, по всей видимости, страдал таким заболеванием, что, вероятно, и вдохновило его создать повесть на все времена. Как синдром эти симптомы описал в середине ХХ века психиатр Джон Тодд, он и дал ему литературное имя, спровоцировав некий ажиотаж.

    Интересно, что у отдельных счастливцев случается так называемая обезглавленная мигрень (как не вспомнить кровожадную королеву, вопящую: «Головы с плеч!»). Наступает только аура, но при этом не возникает головной боли. Кстати, может быть, оксфордский математик и мастер абсурда страдал именно такой формой.

    В целом видов мигрени очень много. Мы говорим о самых часто встречающихся. Так что же с ними делать? Как избавиться? Пациенты, которым свойствен черный юмор, шутят, что лучшее средство — гильотина. Но это не так. С лечением мигрени все гораздо интереснее и разнообразнее.

    Это действительно одна из глобальных медицинских проблем, которая огромному числу людей не дает покоя как среди врачей, так и среди пациентов. Ведь мигрень — достаточно тяжелое расстройство не только с позиции отдельно взятого человека, но еще и с точки зрения глобальной экономики: во время приступа человек утрачивает работоспособность. По подсчетам ЕС, такие потери составляют 24 млрд евро в год. Дорогое удовольствие.

    Итак, излечение мигрени требует двоякого подхода. Вопрос первый — лечение самих приступов. Для этого разработано несколько групп достаточно эффективных препаратов. Кому-то прекрасно помогают обычные нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) — хорошо всем нам известные и широко используемые на все случаи жизни обезболивающие. Но они помогают не всем и не всегда. Специфическими при лечении мигрени являются группы эрготаминов и триптанов. Подходящий препарат подбирается вместе с врачом с учетом противопоказаний и побочных реакций.

    Основа успешного лечения мигрени — как можно раньше принять обезболивающее. Терпеть боль нельзя!

    Привыкнуть к ней и перестать замечать практически невозможно, а вот превратить в хроническую — шансы есть. Поэтому у пациентов с мигренью всегда должен быть с собой препарат для скорейшего купирования приступа. Важно принять лекарство в течение первых 20 минут от начала приступа. Не позже. Иначе эффективность существенно снижается. Соответственно, поскольку приступ может начаться совершенно неожиданно, препарат должен быть всегда с собой, как ингалятор у астматика. В ауру прием препарата тоже менее эффективен. Если уже она началась, придется дождаться, пока начнется собственно головная боль (если начнется), и уже после этого принимать лекарство.

    Второй, но ничуть не менее важный вопрос в лечении мигрени — это профилактика приступов. Если приступы случаются еженедельно или головная боль длится в общей сложности 15 дней в месяц, то показан профилактический прием специальных препаратов, чтобы уменьшить количество, снизить интенсивность и длительность приступов. В качестве профилактики используются уже другие лекарства, не те, которые надо выпить, чтобы избавиться от приступа головной боли, — просто так глотать обезболивающие, «для профилактики», не только бессмысленно, но и опасно: можно заработать себе в буквальном смысле еще одну головную боль — абузусную. К ней мы вернемся позже.

    Сегодня для профилактики мигрени используются в основном группы бета-адреноблокаторов (они же применяются также для снижения частоты сердечных сокращений), антиконвульсанты (противоэпилептические препараты), антидепрессанты, сартаны (снижающие артериальное давление). Поскольку диапазон, как видим, широк, профилактический препарат подбирается индивидуально, в соответствии с состоянием здоровья, возрастом и даже образом жизни человека — это дело тонкое и лежит исключительно в компетенции невролога. Самодеятельность здесь будет опасна.

    И наконец, самое интересное: разработаны совсем новые препараты, они только-только выходят на мировой рынок. И готовят революцию в лечении мигрени, потому что по сути своей являются самым эффективным на настоящий момент профилактическим средством, чем-то вроде превентивной терапии мигрени. Новый препарат подавляет синтез вещества (CGRP), которое становится провокатором приступа мигрени. Исследования этих препаратов показали, что количество дней с приступами мигрени в месяц снижается минимум на 50%. Существенно уменьшается потребность в приеме лекарств для купирования острого приступа мигрени. К таким препаратам относится, например, эренумаб, который недавно был одобрен FDA (американским Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов — одной из самых строгих в мире контролирующих организаций) как первый препарат для превентивной терапии мигрени. Еще одной особенностью новой разработки является способ введения: подкожно 1 раз в месяц, что гораздо удобнее для пациентов, чем ежедневный прием таблеток в течение неопределенного длительного времени.

    В любом случае, появившись, как правило в юности (мигрень стартует обычно в возрасте от 10 до 20 лет), к пенсии (55–60 лет) у большинства пациентов эта головная боль прекращается (впрочем, к этому времени человек нередко успевает «нажить» себе другие головные боли). А пик частоты и интенсивности мигрени приходится как раз на кризис среднего возраста — 35–45. Еще немножко цифр: у 60–70% пациентов мигрень имеет наследственный характер.

    Подробнее читайте:
    Бранд, П. На нервной почве: познавательная медицинская мифология / Бранд Павел Яковлевич. – Москва : Издательство АСТ, 2019. – 256 с. – (Медик.ру).